Музей истории Екатеринбурга
Витктор Михайлович Мальков
Реальное Болдино
Публикация альбома краеведа Виктора Михайловича Малькова, посвященного поездке на могилу В. Н. Татищева в 1982 году
Виктор Михайлович Мальков. Краевед. Фотограф. Оставил после себя более чем 50 тематических фотоальбомов по истории нашего города
Случилось так, что столько времени было потрачено на поиски таинственного Болдино, самого Болдино я так и не видел: приняв деревню Муравьёво за дер. Болдино, сам себя лишил удовольствия хотя бы мельком взглянуть на неё. Об этом я узнал уже дома, в Свердловске. Вот как это произошло.

С 1977 года в постоянно действующей выставке по застройке города Института "Свердловскгражданпроект" в Историческом сквере действует и моя фотовыставка под девизом "Свердловск вчера и сегодня".

С сотрудниками выставки СГП у меня сложилась давнишняя дружба. О всех новостях, которые сопутствуют в моей жизни, особенно касающиеся города Свердловска, я делюсь с ними. Так в конце августа 1982 года по возвращении из Москвы поделился с ними о том, что мои давнишние мечты — найти могилу В. Н. Татищева, — увенчались успехом. Рассказал им со всеми подробностями, которые встретились мне на пути поиска.

Через эту мою выставку "Свердловск вчера и сегодня" я стал знакомым многим краеведам, о которых никогда ничего не знал. Некоторые из них искали встречи со мной.

Вот таким путём меня нашел мой новый друг Лысков Николай Иванович – диспетчер НИИтяжмаша, что на улице Студенческой, 50. После осмотра выставки у него состоялся разговор с директором выставки И. М. Медведевой. Н. И. Лысков мимоходом сообщил ей, что был в Москве и посетил могилу В. Н. Татищева. Директор посоветовала ему встретиться со мной, и сообщила ему мой адрес и телефон.

Вид на деревню Болдино северо-восточной стороны. Видны все три сохранившееся здания XVIII века.
В конце того же 1982 года наша встреча состоялась. Николай Иванович показал мне несколько цветных слайдов, на них оказалось то самое Болдино, которое я искал, но так и не видел. Вот тут-то я и понял, какую грубую ошибку совершил, приняв дер. Муравьёво, лежащую на пути к намеченной цели, за дер. Болдино. И когда Николай Иванович предложил мне в следующем 1983 году снова поехать в Болдино, я с великой радостью согласился. На первой нашей встрече выяснилось и то, что Н.И. побывал на могиле Татищева буквально через несколько дней после моего посещения. Я спросил у него, как он нашел адрес Болдино. Он показал мне карту Московской области, на которой в районе Солнечногорска показана точка под названием "Болдино", а в приложении к карте написано:

"Болдино – бывшая усадьба историка, географа, и государственного деятеля В. Н. Татищева. Сохранилась часть жилых построек XVIII века и парк. Вблизи Болдино - могила Татищева". Видимо, после сообщения "Известий" (1978 год) о Татищеве картографы решили отметить на карте области д. Болдино, снабдив её соответствующими условными знаками. По этой карте Н.И. без труда нашел адрес и легко оказался там, а мне потребовалось несколько лет, чтобы добраться до истины.

Сохранившиеся здания XVIII века крупным планом. Слева – часть флигеля, в центре – конюшня, и справа – часть главного корпуса.
Настал1983 год.

И вот 9-го июля 1983 года фирменный поезд «Урал» под номером 15 помчал нас с Николаем Ивановичем в Москву, чтобы мы могли осуществить все свои планы, намеченные на встречах после той первой. А планы наши были большие: d Москве - посетить Новодевичье и Ваганьковское кладбища, Донской монастырь, музей С. П. Королёва, Красную площадь и др. В Подмосковье – Бородинское поле, город Загорск и, конечно, заветное Болдино; о последнем и пойдет дальше речь.

Вид деревни Шахматово (в прошлом Болдинское) – нашей «базы». Дом Василия Семеновича Сорокина.
Базой нашего пребывания в Болдино стала маленькая деревня Шахматово, которая находится в 2-х километрах от Болдино и в 1,5 километрах от Рождественского погоста, где находится могила В. Н. Татищева. Нас приютил местный житель, участник ВОВ, Василий Семёнович Сорокин. Нам отвели место, где мы будем спать, и мы поселились в досчатом флигеле в виде садового домика. В свободное от дел время занимались ужением рыбы в маленьком, чудесном искусственном озерке.

Прежде всего мы занялись могилой В.Н.Татищева на Рождественском погосте. Когда мы пришли на место, то увидели изменения по сравнению с прошлым годом: не было тех табличек, о которых упоминалось выше; если в прошлом году около могилы была небольшая площадка, не более 10 кв. м., то теперь перед могилой расчищена площадка размером около 10x15 метров, сняты металлические ограждения соседних заброшенных могил (см. фото). Кто-то что то пытался сделать, но всё бросил. Кто-то даже посадил около могил чахленькие, но цветы.

Общий вид места захоронения В. Н. Татищева. На заднем плане – надмогильный камень-плита.
Осмотрев детально намогильный камень, на котором с его трёх сторон высечены надписи вроде послужного списка. Нам, конечно, нужно было фото этих текстов. Но прошло 230 лет со времени его установки, и буквы сильно выветрились, покрылись разными наслоениями, причём написано старославянской вязью - трудно читаются. Мы решили осторожно вымыть камень и особенно тексты, чтобы потом на фото смотрелись лучше. Для этого мы на «базе» захватили с собой ведёрко с водой и пару мягких тряпочек. Весьма осторожно мы промыли стороны и верх камня, положили сверху букет цветов всё сфотографировали . После того, как с надмогильным памятником было покончено, мы обследовали весь погост, нашли фундамент бывшей Рождественской церкви и тоже сфотографировали. Сам погост оказался совсем небольшим. Они и сейчас служит местом захоронения для ближайших деревень. Я нашел даже однофамильцев, захороненных на данном погосте.

Теперь нам предстояло заняться самим Болдино. Надо прямо сказать, что я совсем не представлял того, с чем пришлось встретиться. В первый же день, когда мы прибыли в Шахматове, мы с другом решили сразу сходить в Болдино на рекогносцировку, чтобы потом хорошо знать, с чем будем иметь дело, когда вплотную займёмся Болдино. О сохранившихся зданиях я знал еще в Свердловске, рассматривая слайды Н. И. Лыскова. Но вот о парке и пруде мне не было ничего известно. Это конечно меня взволновало не менее, чем известие о самом Болдино. Мы прошлись по территории, что именовалось "Болдино", и я сразу наметил себе, что возьму на плёнку, и что - на бумагу.

На следующий день после работ на погосте мы еще раз обошли все кругом с целью взять на плёнку самое интересное. Прежде всего нас интересовали сохранившиеся здания XVIII века.

Что представляет д. Болдино сегодняшнего дня, непосредственно селитебная часть:

1. Три каменных постройки ХVIII века.

2. Деревянный дом в виде барака не более, как на 4 квартиры.

3. Три или четыре совершенно маленьких избушки как садовые домики, окруженные досчатыми сараями и штакетными заборами, обросшими бурьяном из крапивы и полыни - вот и все Болдино.

Все те три дня, в течение которых мы занимались дер. Болдино, сделано было много фотоснимков, и кроме этого я сделал глазомерную съёмку всей территории имения, включая существующие постройки, парк, пруд и деревню Муравьёво с измерением расстояний шагами с переводом на метры (1шаг =0,8 метра). (Забегу вперёд, когда мы возвращались обратно в Москву, заходили в Солнечногорский музей, где нам показали план имения В. Н. Татищева, составленный в 1780 году. Сравнивая свой план с планом 1780 года, я нашел его почти тождественным. Из плана 1780 года мы узнали многое, чего не могли узнать непосредственно в Болдино). Всё дальнейшее наше повествование будет в виде комментария к названному плану. (Нумерация отдельных комментарий аналогична нумерации отдельных сооружений на плане).
План усадьбы Татищева
А теперь попытаемся рассказать о том, что сохранилось на сегодняшний день из того, что называлось когда то имением Василия Никитича ТАТИЩЕВА. Рассказ этот будет в виде пояснения прилагаемой схемы, которую составил автор этих строк (альбома) во время пребывания в Болдино в июле 1983 года.

I. ФЛИГЕЛЬ

Первым исследуемым нами объектом, сохранившимся с XVIII века, были кирпичные стены с нишами для окон и дверей без крыши и чердачного перекрытия. Позднее мы узнали, что это был флигель усадьбы В. Н. Татищева. Стены кирпичные в 2,5 кирпича, окна узкие, но высокие около 2-х метров с закруглениями в верху. Очень мощный подвал с огромными сводами и арками. Размер бывшего флигеля: длина 32 м., ширина 9 м., высота от земли до бывшего карниза около 5 м. Высота подвала 2,5-2,7 м. Вокруг груды битого кирпича густо заросшего крапивой. В подвале и на внутренних стенах следы электропроводки – видимо, здание заброшено недавно около 10-15 лет. Если подойти серьёзно к памяти В. Н. Татищева, то бывший флигель можно восстановить и организовать в нём музей.

2. ГЛАВНЫЙ корпус

Второе здание, сохранившееся с XVIII века было гораздо больших размеров, чем первое и являлось главным на территории усадьбы. Его размеры: длина 48 м., ширина в средней части 12 м., и высота около 6 метров. Как и флигель имеет подвал со сводами и мощными арками. В настоящее время это здание реконструировано и приспособлено для жизни многих семей, и живут в нем рабочие совхоза «Солнечный». В Солнечногорском музее нам показали проект реконструкции главного корпуса с целью придания ему первоначального вида. На проекте показано, что в средней части здания была надстройка третьего этажа с башней. О выполнении этого проекта пока никакой речи не заходит.
3. КОНЮШНЯ.

Здание кирпичное, хорошо сохранившееся. По его размерам можно судить, что в ней содержалось не менее десятка лошадей. Здание двухэтажное. В верхнем этаже, видимо, складировалось сено и другой фураж для лошадей. Сейчас в этом здании склад хранения нужных совхозу материалов. Размеры конюшни: длина 21 м., ширина 10 м., высота до карниза 7 м.
16. ПАРК

Если внимательно посмотреть на схему имения В. Н. Татищева, то увидим, что с юга, запада и севера Болдино окружают леса и только с восточной стороны - поля. Если лес, примыкающий к селитебной части Болдино с юга есть, несомненно, сам парк. Но вот лесной массив с запада, ограниченный прудом, деревней Муравьёво и бетонной дорогой (бетонкой) с севера, нигде не сказано, что он входит в состав парка или всего имения. Хотя на плане 1780 года весь этот массив леса показан под общим названием: «имение В. Н. ТАТИЩЕВА БОЛДИНО», поэтому надо полагать, что всё, что показано на плане, входило в состав имения.

А теперь постараемся пояснить то, что по нашему мнению сохранилось в парке из того, что могло быть свидетелем жизни здесь самого В.Н. Татищева.

Остатки рядовой посадки деревьев в парке. Этим деревьям далеко за 200 лет. На заднем плане – главный корпус.
4. ЮЖНЫЕ ДУБЫ-ВОРОТА

Эти дубы стоят между бывшим флигелём и главным корпусом около дороги, ведущей к плотине и пруду. Один из этих дубов (правый) умер, о нем напоминает только высокий обломок нижней части дерева (дуб, видимо, был сломан ветром, когда он был уже не живым), левый же дуб здравствует и по сей день! Размеры его ствола и могучей кроны говорят о том, что если они уже в 1780 году служили воротами, то посажены они были гораздо раньше смерти В. Н. Татищева (1750 год). 25-30-и летние деревья не могли служить воротами, если бы они были посажены после смерти Татищева: они были бы ещё очень малы, потому, что дуб растёт очень медленно. Следовательно, эти дубы, а лучше этот сохранившийся до наших дней дуб является свидетелем жизни В. Н. Татищева!

Тоже самое можно сказать и о западных ДУБАХ-ВОРОТАХ, которые показаны на плане под № 12: один из них погиб, а другой - здравствует!

6. ГЛАВНАЯ АЛЛЕЯ

0т сохранившихся зданий, вернее от южных дубов-ворот в направлении к плотине, идёт главная аллея - одно из достопримечательностей сохранившейся части парка. Аллея сплошь состоит из лип, возраст которых далеко за 150 лет. На левой стороне по ходу 23 дерева, на правой - 18 деревьев. На выходе с аллеи ближе к плотине лежит упавшая ель, по толщине ствола можно с уверенностью сказать, что она "видела", как В. Н. Татищев в часы отдыха прогуливался по аллее или шёл к пруду, чтобы покататься на лодке или порыбачить на пруду.
5. АЛЛЕЯ

Эта аллея начинается в конце главной аллеи и направлена в западную сторону вглубь парка. Характерным для этой аллеи является её рядовая посадка деревьев. Никаких дорожек по ней нет. Среди деревьев есть экземпляры, возраст которых может подсказать, что они были свидетелями жизни своего хозяина.

Кроме этой аллеи есть еще участки парка, где имеется в наличии рядовая посадка деревьев, в частности на грани - парковой и луговой части имения. На плане под № 4 показаны деревья, которые по нашему мнению свидетели жизни В.Н Татищева.

18. ПЛОТИНА

Плотина по своему современному внешнему виду - древнее сооружение, созданное не позднее первой половины XVIII века, а может быть и раньше. Плотина земляная, никакой облицовки нет. Плотина не имеет никакого твердого покрытия - обыкновенная глина. По обоим краям плотины посажены берёзы, образующие своеобразную аллею шириной 7 м. Берёзы весьма солидного возраста, стволы некоторых из них более, чем в два человеческих обхвата, не иначе, как посажены сразу после окончания строительства плотины. Со стороны пруда с годами плотину подмыло, и часть деревьев погибла. Но так как деревья умирают стоя, то они и сейчас стоят мертвыми, но внушительными.

Длина плотины около 200 метров, ширина-10 м, высота в месте старого сброса - около 7-8 метров. Сброс «лишней» воды осуществляется через железобетонные трубы диаметром 1000 мм, уложенным на северном конце плотины.

8. ПРУД

Одним из составных частей имения В. Н. Татищева является пруд, образованный вышеупомянутой плотиной. Длина его около 800 метров, средняя ширина - 150-200 метров. Пруд вытянут с востока на запад между плотиной и дер. Муравьёво. По правому берегу - следы бывшей деревни Дейниково, сейчас здесь только три дома, стоящие на большом расстоянии друг от друга. За усадьбами - пашни.

Левый берег - луга, лесной массив, рядовая посадка деревьев /южная окраина парка/. Вдоль берега грунтовая дорожка. Оба берега не имеют никакого благоустройства. Ближе к деревне Муравьёво на зеркале пруда много зелёных островков.

6. ГОРКИ-ПРИСТАНИ

Когда мы первый раз подошли к плотине и пруду, (со стороны парка) перед нами возникли две искусственно насыпанные возвышенности, на которых теперь растут крупные деревья. Одну из них я выбрал как точку, с которой сфотографировал плотину. Нам, конечно, совсем не было ясно, для чего они были насыпаны. Только в Солнечногорском музее, на плане усадьбы 1780 года мы узнали, что эти возвышенности есть не что иное, как горки - пристани для причаливания, конечно, лодок. Но вот как к ним причаливали лодки осталось не ясно. Может быть, около них было ещё что то построено, чтобы придать этим горкам вид пристаней. НО, коль служили пристанями, были и лодки, следовательно, были и желающие на них кататься по пруду, а для этого, видимо, были и причины и желание.
Горки-пристани
Так стало известно таинственное Болдино, где прожил в ссылке свои последние годы жизни основатель города Екатеринубрга/Свердловска Василий Никитич Татищев, а также кладбище, где на вечном покое пребывает его прах. Результатом двухкартного посещения этих мест стал, предлагаемый читателям настоящий альбом.

В. Мальков. 19.12.1983

В заключение того, о чём рассказано в этом альбоме, хотелось бы привести слова писателя В. Чивилихина, сказанные им в его романе "Память" :

"Стыдоба -то какая на весь белый свет! А ведь там, в десяти километрах от Солнечнегорска, и не требуется многого. Неужели всем за последнее столетие стало так уж некогда? Только я не верю, что среди нынешних московских студентов-историков, например, совсем не осталось настоящих русских парней ..."

Судя по тому, в каком состоянии находится могила В.Н.Татищева на сегодняшний день, не находится, видимо, никого из московских парней, чтобы заняться могилой Татищева