Музей истории Екатеринбурга
Витктор Михайлович Мальков
Найти деревню Болдино
Публикация альбома краеведа Виктора Михайловича Малькова, посвященного поездке на могилу В. Н. Татищева в 1982 году
Виктор Михайлович Мальков. Краевед. Фотограф. Оставил после себя более чем 50 тематических фотоальбомов по истории нашего города
В годы подготовки к 250-летию города Свердловска (до 1924 года – Екатеринбурга) в литературе и в периодической печати было сказано много хороших слов об основателе нашего города В. Н. Татищеве.

Стало известным, что В.Н.Татищев родился 19 апреля 1686 года. Стало известным также и то, что он последние годы своей жизни провёл в деревне Болдино, где он занимался обработкой своих научных трудов.

Видимо, он здесь в деревне и умер. Но об этом ничего не было сказано кроме даты его смерти 15 июля 1750 года. Если он умер в деревне Болдино, значит где-то поблизости и похоронен: не увезли же хоронить его за тридевять земель…

Но где это, самое Болдино?

Еще в юбилейном 1973 году у меня появилась мечта - найти эту деревню Болдино. Но сделать это оказалось не так то просто. Прошли годы, а адреса так и не появилось.

В 1978 году в газете «Известия» за № 27 от 1 февраля в разделе "Неизвестное об известном" была сделана следующая информация /прилагаю вырезку из газеты/: «Всем известно Болдино, прославившееся тем, что там творил великий А. С. Пушкин… Однако мало кто знает, что есть и другое село Болдино — в Подмосковье. В этом Болдине в середине XVIII века жил и работал известный русский ученый-энциклопедист, историк, естествоиспытатель Василий Никитич Татищев. Здесь он и похоронен».

Вот чего мне не хватало мне для осуществления своей мечты! Значит Болдино надо искать в окрестностях Москвы!

В 1980 году после пребывания в подмосковном доме отдыха "Колос" попытался в московских справочных киосках узнать - где же конкретно в Подмосковье находится так нужное мне Болдино. Обошел я десяток справочных киосков, но ни в одном из них нет сведений о подмосковном Болдино.

Попытка что-нибудь найти на карте Московской области не увенчалась успехом. Находясь в Москве, я не мог поехать домой, не найдя точный адрес нужной мне деревни Болдино.

«Если газета «Известия» опубликовала сообщение о В. Н. Татищеве и о дер. Болдино, - думал я, - значит редакции известно, где находится Болдино"

В редакции «Известий» мне сразу тоже ничего не дали. Обещали всё найти и сообщить мне на домашний адрес. Примерно через месяц из "Известий" пришло следующее сообщение. Прилагается оригинал:

«Уважаемый Виктор Михайлович!

Извините за задержу с ответом.

Сообщаю по Вашей просьбе адрес захоронения Татищева: Московская обл., Солнечногорский р-н, дер. Болдино. Если ехать, это 74-й км Ленинградского шоссе, потом 5 км в сторону до дер. Болдино, а от нее в 3 км - погост.

Р. Армеев. Корреспондент отдела информации».

Вот это и есть то, чего я добивался и что требовалось для поиска таинственной деревни Болдино, и даже погост, где находится могила В.Н. Татищева.

Август 1982 года. В купированном вагоне фирменного поезда «Урал» еду в Москву полный надежд на встречу с Василием Никитичем Татищевым.

На следующий день по прибытии в Москву, самый ранний (по расписанию) автобус помчал меня по Ленинградскому шоссе к заветному для меня 74-му километру, который оказался конечным пунктом местного автобуса № 30.

Из автобуса, прибывшего из Солнечногорска, последним пассажиром вышла старушка, нагруженная разными сумками. К ней-то я и обратился с вопросом как попасть в деревню Болдино. Екатерина Фёдоровна (так звали старушку) оказалась весьма словоохотлива, и, главное, местная жительница. От неё я узнал не только дорогу в Болдино, но и о том, что в 1921 году в эти места призжал на охоту В.И.Ленин, о чем свидетельствуют два обелиска, установленные местными организациями (пионерами).

Итак, я на пути к намеченной цели. Иду с повышенным настроением: через несколько минут передо мной будет та загадочная деревня Болдино. Поднявшись на пригорок, увидел её совсем маленькой всего из девяти домов и тут же направил на неё объектив своего фотоаппарата. Но это была моя грубая ошибка: деревня, которую я принял за дер. Болдино, была деревня Муравьево Это обстоятельство лишило меня многого, касающегося Татищева.
После того, как я «нашел» дер. Болдино, задачей состояло - найти погост (кладбище), где находится могила В. Н. Татищева. Иду по дороге-бетонке, как её называют местные жители, в сторону дер. Шахматово, от котором говорят недалёко кладбище.

Напоминание слова "Шахматово" навело меня на мысль: а не то ли это Шахматово, которое связано с поэтом Александром Блоком? У первого, кто попал мне навстечу, спросил:

- А где стоял дом, в котором жил А. Блок? (зная, что дом ещё не восстановлен).

- А это не то Шахматово. Значит А. Блок отпал. Мне снова стало нужно кладбище.
Деревня Шахматово, наша будущая туристическая база.
В деревне Шахматово мне указали точное направление сказали, что до кладбища полтора километра. Теперь то я был уверен, что найду то, зачем приехал сюда. Окрылённый надеждой на встречу с В. Н. Татищевым, иду весело. Когда пересёк второй лог, что напоминали мне в Шахматово, и поднялся на горку, передо мной возникла стена высоких деревьев, густая заросль кустарников и высокий мокрый бурьян.

- Где же кладбище? - вслух задал себе этот часто повторяющийся на моём пути вопрос. Подсказанный в Шахматово ориентир - высокая лиственница - вот она перед глазами, значит, где-то тут кладбище. Пробираясь сквозь мокрый бурьян, я наткнулся на металлическую оградку.

- Вот оно, кладбище!

Перед нами (в середине кадра) «второй лог», а дальше погост с ориентиром – высокой лиственницей.
Немного осмотревшись, я ужаснулся:

- Как ж это в таких дебрях найду нужную мне могилу?

К тому же, со времени захоронения прошло ни много ни мало 232 года.

- Не отступать!- дал себе строгую команду, и тут же начал ее исполнять. Более полчаса ходил я средь высоких причём мокрых от прошедшего ночью дождя, зарослях бурьяна и кустов, но всё пока безрезультатно.

Чтобы лучше обозреть, я пытался найти повышенные точки. С одной из таких точек увидел какие-то таблички на металлических стойках. Пошел туда. Подходя к табличкам, увидел едва заметную тропинку в высокой траве, ведущую к этим табличкам. Надо было узнать, что на них написано.

То, что было когда-то написано, стерто временем или варварской рукой, сохранились только отдельные буквы и полусловия: " 19(29). Русский... филолог...мат(еметик)... (гео)граф... Екате(ринбур)га,... Све(рдловска). …Петра (Ве)ли(кого)» И ниже: «А. С. Пушкин о Татищеве. Охраняется государством».

Убедившись, что речь идёт о В. Н.Татищеве, я повернулся в ту сторону, куда лицом были обращены таблички, и увидел огромный камень по форме напоминающей гроб. Не было никакого сомнений - я стою у могилы В. Н. Татищева!
Когда моё волнение немного стихло, попытался прочесть, что высечено на боках надгробного камня на всех четырёх его сторонах. Надписи сделаны славянским шрифтом, чёткость их нарушена временем и прочитать я ничего не мог.

Могила с надмогильным камнем окружена по периметру металлическими ограждениями, видимо, позднейшими захоронениями. Сколько позволила площадка перед могилой, сделал несколько снимков общего вида надмогильного камня и надписи на его сторонах.

Надо прямо отметить, что заброшенность и запущенность кладбища, находящегося вдали от населённых пунктов, так же наличие на могиле этой огромной плиты-камня весом не менее тонны, которую ни один бродячий турист не мог положить себе в сумку в качестве сувенира, - и сохранилась до нас местоположение могилы В.Н.Татищева.

Когда я шел искать могилу В.Н. Татищева у меня были весьма скромные пожелания - в зависимости от того, в каком состоянии она находится в данный момент, нельзя-ли будет что-нибудь сделать силами свердловчан в смысле её благоустройства. Но когда увидел на каком кладбище покоится прах основателя нашего города, от моих скромных пожеланий не осталось и следа. У меня возникло твёрдое мнение, надо добиться разрешения перенести останки В. Н. Татищева в Свердловск и перезахоронить их в Историческом сквере, именно там, где 259 лет тому назад была им заложена крепость, послужившая основанием нашего города, и на могиле поставить соответствующий памятник.

В связи с этим не лишне будет привести здесь заслуживающим всякой похвалы пример новгородцев. На территории Хутымского монастыря вблизи г. Новгорода была могила известного русского поэта Г. Р. Державина. В годы войны фашисты превратили постройки монастыря в руины, могила оказалась скрытой под обломками. В I959 году новгородцы перенесли останки поэта и его жены в кремль и там перезахоронили, установили надмогильный памятник, Теперь имя Державина звучит громче, и хотя бы потому, что новгородский кремль ежегодно посещают сотни тысяч отечественных и зарубежных туристов, и все они бывают у могилы поэта.

Имя Василия Никитича Татищева должно звучать громче, особенно на Урале. А зазвучать оно может только здесь, на Урале, в основанном им городе Екатеринбурге-Свердловске, и тогда, когда останки будут перенесены в наш город.

Могила Гавриила Романовича Державина в Новгородском кремле.
В Болдино В.Н.Татищев находился в ссылке, хотя эта деревня и была имением Татищевых. Еще не было разрешено покидать её без разрешения властей. А такого разрешения он не получил до самой смерти /1750/.

Наше время – не времена царей, когда Татищев находился в опале, поэтому слишком унизительно для такого выдающегося государственного деятеля ушедших от нас времён, который жил в «ревности к пользе, славе и чести отечества» /Слова В. Н. Татищева/, лежать на таком заброшенном и всеми забытом кладбище. Надо считать, что пришло время дать достойную честь этому человеку, тем более, что в 1986 году, 19/29/ апреля исполняется 300 лет со дня рождения.

С такими мыслями я покидал могилу Василия Никитича Татищева. На обратной стороне табличек, о которых сказано выше, стояла дата их установки - июль 1981 года. Поставили эти таблички, видимо, кто-то из сотрудников Солнечногорского общества охраны памятников истории и культуры после сообщения газеты "Известия". Я решил зайти к ним и узнать, каково будет их мнение, если разрешится вопрос о переносе останков Татищева в Свердловск. Из разговоров стало ясно, что они сами не против, чтобы останки В.Н.Татищева перенести в Солнечногорск. Это уже противоречило моей идее.

Вернувшись в Москву, на следующий же день, пошел во Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры, чтобы выяснить у них - что понадобится от Свердловска, чтобы здесь в Москве решить вопрос о переносе останков Татищева в наш город. Из беседы с одним из руководителей общества выяснилось, что для решения затронутого вопроса, нужно постановление Правительства Российской Федерации. Стало ясно так же, что Москва тоже не будет против, если, останки В.Н.Татищева переселятся в Москву. Но сказано, это тихо. Так закончились мои поиски могилы В.Н. Татищева, и первое её посещение (Август 1982 года). Второе посещение совершено в июле 1983 года. О нём ниже.