О Музее
Здание музея в Мемориальном комплексе на 12-м километре Московского тракта
В декабре 2016 г. в состав Музея истории Екатеринбурга вошло здание на 12-м километре Московского тракта, где расположен Мемориал жертв политических репрессий. Для того, чтобы создать там полноценный музей, посвященный тяжелому и неоднозначному периоду в истории нашей страны, нам важно провести историческое исследование. Самое главное – найти тех, чьи семьи коснулись политические репрессии, и успеть записать интервью с ними.
О проекте
На данный момент на памятных плитах - имена 18 475 человек, расстрелянных в Свердловске в 1937-1938. По уточнённым данным, здесь похоронены почти 21 тыс. человек. Но об абсолютном большинстве из них мы практически ничего не знаем. Истории этих людей собраны лишь единично и фрагментарно. Их близкие еще живы и хотят поделиться этой частью своей истории. Рассказать о событиях, которые перекроили их жизнь. Эти истории, возможно, они вообще никому не рассказывали.
«Я ждал вашего звонка всю свою жизнь», - так сказал один из интервьюеров.

О людях
За 6 месяцев исследования мы успели записать порядка 30 историй. Много времени ушло на поиск людей, переговоры с ними, запись и расшифровку интервью. Со многими людьми мы встречаемся по нескольку раз, а истории составляют десятки страниц.
Несколько историй из книги, которую мы готовим
Тарик
Владимир Михайлович
Он бы мог стать новым Макаренко. Один из тех, благодаря кому появился Свердловский Дворец пионеров. Педагог от бога. Он был настоящим молодежным лидером города
Семья Буткиных
В Госархиве была обнаружена пачка перевязанных тетрадей: толкования на «Апокалипсис», воспоминания и рукописный роман отца Николая Буткина «Виноградари»
Семья Збыковских
Польская семья. Отец — Георгиевский кавалер. Мать — яркая женщина и талантливая пианистка. Расстреляны за то, что жили в квартире настоятеля католической кирхи, ложно обвиненного в шпионаже
Многие телефоны уже не отвечают.
В том числе те, по которым мы успели созвониться с респондентами
и взять интервью несколько месяцев назад. Важно успеть!

Поэтому мы обращаемся к вам за помощью.
Как можно помочь проекту:
Рассказать
историю своей семьи
Вашу семью или семью ваших знакомых коснулись политические репрессии? Есть те, кто еще помнит об этом? Мы готовы взять интервью.



Рассказать свою историю
Купить
готовящуюся книгу
Мы готовим к публикации книгу «Частные истории Большого террора», а которой собраны материалы наших готовых интервью.
Часть средств с вашей покупки пойдет на сбор новых историй

Купить книгу
Помочь
расшифровать тексты
Вы готовы потратить 4-6 часов личного времени, чтобы расшифровать уже записанное нами интервью. Это время мы используем, чтобы успеть взять еще одно интервью.


Помочь
Поддержать проект
Выберите, как вы хотите поддержать проект и оставьте ваши контактные данные
Выберите вариант помощи из списка:
Оставьте ваши контактные данные:
Мы соблюдаем политику конфиденциальности и гарантируем, что ваши данные будут использоваться только для связи с вами по проекту «Частные истории Большого террора»
Рассказать историю
В вашей семье есть люди, которые могут рассказать об этой истории, или такие люди есть среди ваших знакомых?

Оставьте координаты для связи ниже.

Или сами свяжитесь с нами по тел. (343) 371-39-27 (Юрий Алексеевич Марченков).
Ваши контактные данные:
Мы соблюдаем политику конфиденциальности и гарантируем, что ваши данные будут использоваться только для связи с вами по проекту «Частные истории Большого террора»
О Мемориальном комплексе
жертв политических репрессий 1930-50х годов
26 октября 1996 состоялось открытие первой очереди мемориала, в 1999- 2000 гг. – второй и третьей. На памятных плитах - имена 18 475 человек, расстрелянных в Свердловске в 1937-1938 (фамилия, инициалы, даты рождения и смерти)
Первые сведения о массовых захоронениях на 12 км Московского тракта появились в 1968 г., когда при строительстве спортивной базы «Динамо» строительной техникой были вскрыты братские могилы с телами, уложенными друг на друга слоями. В 30 годах недалеко от этого места находилось хозяйство НКВД. До революции в этом месте были шурфы, где старатели добывали руду и различные металлы. Когда начались массовые расстрелы, то убитых свозили к этим шурфам, сбрасывали в них и закапывали.

В начале 90-х гг. при содействии сотрудников Музея молодежи, общества «Мемориал» и свердловских журналистов (Г. Шеваров) был организован ряд резонансных публикаций и радиопередач. В 1991 г. прокуратурой Свердловской области проведена выборочная эксгумация останков и приблизительно определена общая площадь захоронений (остатки карьерной выработки, расстрельные рвы) – около 75 га. Сотрудники прокуратуры обнаружили останки 31 человека, захороненных слоями, в каждом черепе находилось 4 пулевых отверстия. Провели эксгумацию, определили, что 5 останков принадлежат женщинам. Также были найдены пули от «нагана». Именно этим оружием были снабжены стрелявшие. Очевидцы, работавшие в 1960-х гг. на сооружении базы «Динамо» рассказали сотрудникам Музея молодежи о размерах захоронения: по их словам, рвы расположены рядами. 45 м – длина, 4 м – ширина, глубина – 2 м. Они показали также примерное расположение рвов по месяцам 1937-38 гг. Какого либо документального плана захоронений исследователями до сих пор не найдено. В 1992 г. было произведено перезахоронение останков в братскую могилу, а в 1993 г. по поручению городских властей (А. Чернецкий, Н. Воронин) организован конкурс на проектирование и сооружение будущего мемориального комплекса.

Поиск и уточнение фамилий погибших на первом этапе велось энтузиастами, краеведами, позже к работе подключились сотрудники ФСБ. Авторы проекта - архитектор А.Л. Булыгин и председатель областной Ассоциации Жертв Политических Репрессий А.А. Кривоногов. Мемориал создавался на средства городского бюджета, с привлечением добровольных пожертвований граждан и организаций. Списки жертв составлены по документам Государственного архива административных органов Свердловской области и Архива УФСБ, в работе принимали участие члены Общества "Мемориал" и областной Ассоциации Жертв Политических Репрессий. Плиты с именами отливались на Тагильском заводе.

Составление памятных списков расстреляных было связано с понятными трудностями и поэтому не исключает вероятность ошибок и несоответствий. Начатая работа по сопоставлению сведений 1990-х годов с официальными данными ГААОСО и ФСБ («Книга памяти…», 2005 г.) это подтверждает. В данный момент работа по установлению точных списков погибших продолжается.
Made on
Tilda